Осуждение рабства в произведении Же Верна «Пятнадцатилетний капитан»

07
Dec
2022
Autor
Yogesh Oka    

Press Contact:

Linkedin Twitter
Back

После пребывания там несколько недель и невозможности купить необходимое число рабов из-за нашего конкурента – другого английского невольничьего корабля – мы решили покинуть это место. В ночь перед отплытием мы свернули палатку, что было воспринято негритянками на борту нашего корабля как прелюдия к снятию его с якоря. Около восемнадцати из них, когда их отправляли в межпалубное помещение, бросились в море через пушечные амбразуры.

Спустя двадцать лет после основания Орании мы могли наблюдать результат этого расистского эксперимента. Фраза о том, кто подметает здесь улицы, сразу вспоминалась на пыльных и неухоженных дорогах «белого» городка, контрастирующих с образцовым порядком других поселений. На нем лежит печать глубокого провинциального запустения.

Высота межпалубного помещения также не позволяет им стоять, если они не находятся прямо под решетчатой крышкой люка. Особенно если они находятся на платформах по бортам, что, как правило, и бывает. Такие платформы представляют собой нечто похожее на полку шириной восемь-девять футов, тянущуюся с борта корабля к середине. Рабов помещают почти посередине пространства между палубами, на расстоянии двух-трех футов от каждой.

Это оставляло мало свободного пространства для экипажа и груза. Через четыре или пять дней после отбытия из Сенегала, когда в полдень рабы получали еду – мужчины и женщины по отдельности, – один из рабов схватил надсмотрщика, когда тот добавлял мелассу в его пищу. После этого поднялись остальные рабы и попытались захватить капитана Виалла. Но тот сумел вырваться из их рук и с помощью команды загнал черных вниз, применив стрелковое оружие. Во время бунта один из негров выбросился через борт, несколько из них были ранены.

  • После полного запрета рабства в 1833 году англичане начали завозить в Тринидад индийских кули фактически на тех же самых условиях, на которых сейчас работают мигранты в России.
  • Пока продолжалась загрузка, я посетил один из загонов, где из-за отсутствия покупателей были заключены восемьсот больных или старых рабов.
  • Я продолжал пользоваться его расположением и поскольку лучше понимал дагомейский язык, то, кажется, был на пути к тому, чтобы стать важным лицом.
  • Об использовании большого числа даса в государствах шакьев и колиев сообщает джатака №536 (V.413)1288.
  • Другие перерезали коку горло до трахеи, третьи ранили трех матросов и выбросили одного из них за борт с полубака.

Пользуясь случаем, мы иногда за один раз переправляли таким образом сотню рабов обоих полов. На следующий день в Аккру прибыли два датских корабля, по 26 пушек каждый. Проходя мимо нас, они по отдельности салютовали девятью залпами.

В этом случае человеческих жертв оказалось бы много – либо от огня, либо от воды погибли бы все негры. Однако ничего трагичного не случилось, и, думаю, все облегченно вздохнули, когда необходимую, но опасную работу закончили. В понедельник после полудня негров отправили на палубу, поскольку было приказано обкурить трюм. Мы взяли небольшие алюминиевые банки с дегтем, свайки, разогретые почти докрасна, и, рассредоточившись по трюму, стали тыкать раскаленным железом в деготь, в результате чего повалил густой дым.

С такой скудной провизией они спустились вниз по реке Бонни и держались побережья. Но, спутав одну реку с другой, они попали в руки туземцев, которые раздели их и погнали через всю страну на значительное расстояние к месту, куда направлялись сами. В течение этого перехода несколько матросов заболели, некоторые умерли. Тех, кто выжил, продали на английский корабль, стоявший на якоре поблизости.

Глава 10 КАПИТАН КРОУ, ПОСЛЕДНИЙ РАБОТОРГОВЕЦ ИЗ ЛИВЕРПУЛЯ

Вскоре после того, как они стали на якорь, на берег вынесли пустые бочки для воды и наполнили их для отстоя, намереваясь впоследствии заполнить свежей водой. Пока матросы находились на берегу, некоторые в лодках, они подверглись нападению негров, и несколько человек получили ранения. Кроме того, черные сбили обручи с двенадцати бочек, что стало для англичан большой потерей, учитывая большую потребность экипажей в воде во время перехода в Вест-Индию. Опять же, как раз перед отбытием, несколько матросов «Соломона» отправились ночью на берег наполнить водой бочки. Когда они приготовились спрыгнуть на землю, то заметили негра, стоящего на скале, а за ним – еще девять-десять, которые быстро исчезли среди скал. Это напугало матросов, и они сразу вернулись на корабль.

На подъезде к городу Кимберли, где на берегах соленого озера ярким пятном выделяется колония розовых фламинго, в саванне издалека видны алмазные прииски. Драгоценные камни добывают гидравлическим способом, прокачивая породу насосами земснарядов. Многие делают это нелегально, вырывая по ночам ямы-«копанки», в надежде случайно наткнуться на богатую россыпь. Большие воронки возле дороги показывают, половой орган что алмазы ищут практически всюду – ведь Кимберли является «алмазной столицей» корпорации «Де Бирс», контролирующей большую часть мирового рынка этих камней. В 2007 году Конгресс ЮАР дебатировал планы перераспределить землю коммерческих ферм в пользу их работников. Живущие в сельской глубинке африканцы обычно не имеют здесь собственности, продавая свой труд белым хозяевам.

В этот период ожидания команду поразили злокачественная лихорадка и дизентерия. Видимо, болезни вызвали некоторые товары на борту, возвращенные на корабль после прошлого рейса, когда команда сильно болела. Испорченные товары выбросили за борт, но хвори задержали закупку рабов. Когда корабль стоял на якоре, начались ужасные штормы, но стоило ему поднять якоря, и его чуть было не выбросило на берег.

Корабль был оснащен тем, что матросы называют полуютом, то есть каютой, сооруженной на верхней палубе. Переднюю часть корабля отгородили переборкой, а отдельные каюты, насколько возможно, удалили, оставив почти чистую палубу до разделительной линии. Ветер свободно гулял по палубе, поэтому ее можно было назвать раем по сравнению с трюмом.

Головокружение вскоре прекратилось, но головная боль продолжалась до такой степени, что я был вынужден проводить большую часть времени в кровати, пока 22 мая мы не прибыли на остров Силли. В это время моему левому уху возвратился в значительной степени слух. Правым ухом я перестал слышать на побережье Гвинеи в результате предыдущего припадка. И вот без ухода (мой врач умер от чумы на Барбадосе) моя глухота усиливалась с каждым днем. Подобным же образом назначался начальник на пляже, который заботился о товарах, выгружавшихся нами на берег и за неимением носильщиков оставляемых там на целую ночь, он следил за тем, чтобы груз не растащили негры. Однако, несмотря на все предосторожности, мы часто терпели убытки без компенсации.

Мама, твой сын ослеп на десять дней, хотя сейчас зрение улучшилось настолько, что можно писать. Каждый из нас жил в своем собственном мире тьмы, населенном тенями и фантомами. Мы не видели ни корабля, ни неба, ни моря, ни лиц друг друга. Наша ночь не похожа на морскую ночь, на темноту, смешивающуюся со светом в подобии неясного воспоминания о дне и чувства облегчения в связи с неизбежностью наступления утра. Мы ослепли, ослепли навсегда, дрейфуя по океану, как обломки кораблекрушения, двигаясь как облако по ветру.

Там он реализовал по разумной цене свои английские товары, как и некоторую часть негров, доверяя испанцам не больше, чем собственной силе, которой он мог держать их в подчинении. Из порта Изабелла он совершил переход в Порте-де-Плата, где осуществил аналогичные торговые сделки, не теряя бдительности. Оттуда он отбыл в Монте-Кристи, другой порт на северном побережье Эспаньолы, и последнее место его посещения, где он торговал в мирной обстановке и продал всех негров. Покинув таким образом остров, он вернулся в открытый океан, пройдя мимо островов Кайкос (к северу от Санта-Доминго), не заходя в Мексиканский залив. В сентябре 1563 года он вернулся домой, закончив свой первый вояж в Вест-Индию с большим успехом и добычей для себя и вышеупомянутых смелых предпринимателей. Хокинс-младший родился в 1532 году и последовал за отцом в море.

Их тела были раскрашены белыми полосками так, что они выглядели как скелеты, прыгая повсюду. Один из них заметил, как я повернул голову, и прыгнул ко мне, ужасно вереща. Он поднес к моему лицу какой-то предмет, который держал в руках. Это была человеческая голова – голова белого человека, – с нее капала кровь. Неподалеку от того места, где я лежал, на берегу реки виднелось бревно.

Все мачты проверили на максимальную нагрузку, добавляли новые леера и лось-штаги до тех пор, пока не оставалось сомнений в способности мачт выдержать любую нагрузку. Корабль легко преодолевал в день триста двадцать – триста пятьдесят миль, идя круто против ветра, как только возможно. В полосе юго-восточных пассатов корабль шел двенадцать часов курсом на востоко-северо-восток, двенадцать часов – на юго-запад и в течение суток двигался на восток со скоростью тридцать миль. Корабль пришел в порт Кампече на Юкатане и бросил там якорь. До этого мы выбросили за борт все сосновые доски, которые использовали во время перехода из Африки.

Завязался бой, после которого датские корабли были разграблены и сожжены. Вчера в два ночи мы снялись с якоря и двигались вдоль берега до шести утра. В это время к нам подошло из Бассама каноэ с четырьмя туземцами, заверившими нас в предстоящем выгодном торге, если мы станем на якорь.

МИФЫ О РАБСТВЕ В США

Хотя не заметили ни одного паруса, но во время прохода, правда в отдалении от берега, всех негров отправили вниз, так что корабль мог показаться обычным торговым судном. Держали курс около сотни миль южнее Пуэрто-Рико, Санта-Доминго и Гаити, пока не достигли крайней западной оконечности Гаити. Почти на полпути между Гаити и Ямайкой наблюдатель обнаружил далеко в западном направлении пароход. Через полчаса выяснилось, что пароход двигался почти курсом на восток так, чтобы пересечься с кораблем, поэтому его курс чуть поменяли. Всех негров, а также большую часть белых людей отправили вниз.

Глава 6 МЯТЕЖИ НА БОРТУ НЕВОЛЬНИЧЬИХ КОРАБЛЕЙ В РАННЮЮ ЭПОХУ

В ту ночь мы кутили и утоляли свою жажду, пока негры внизу задыхались. На следующее утро разразился шторм, который погнал нас нашим курсом со скоростью сто узлов, и через два дня Руис и четыре члена команды внезапно заболели. Их языки распухли и почернели, тела пожелтели, а через шесть часов они умерли. Следующим стал первый помощник, затем еще три члена команды и черный надсмотрщик, чья кожа покрылась желтыми пятнами. Я стал замечать странный, зловонный запах, распространявшийся на судне, и низкий черный туман на палубе, похожий на пар. «Бразерс» имел пятьсот тонн водоизмещения, команду из сорока моряков – англичан, шотландцев и португальцев.

При этом вы получите накладную на транспортировку груза, посредством которого вы будете производить в Бонни бартерный обмен на негров высокого качества, слоновую кость и пальмовое масло. По регламенту такому судно разрешается перевозить 400 негров, и мы хотели бы, чтобы они были, по возможности, мужского пола. Во всяком случае, старайтесь покупать женщин как можно меньше, поскольку мы ожидаем, что вы освободитесь от груза на испанском рынке, где женщины пользуются не очень большим спросом. Выбирайте тех, которые отличаются крепким телосложением. Не покупайте рабов старше 24 лет, так как может случиться, что вам придется идти на Ямайку, где, как вы знаете, любой раб старше этого возраста облагается пошлиной в 10 фунтов за голову. Возможно, вам удастся добыть на разумных условиях пальмовое масло, которое здесь, видимо, сильно поднимется в цене.

Здесь часто идут ливни, от которых негров почти не защищают циновки, а так как на дне каноэ постоянно присутствует вода, они почти постоянно страдают от избытка влаги. На Подветренном Берегу практикуется иной способ доставки рабов, который называется хождением на шлюпках и является весьма пагубным для экипажей кораблей. Матросы, занимающиеся такой торговлей, поднимаются на лодках вверх по реке в поисках негров, проживающих в прибрежных деревнях. Но этот метод требует много времени и всегда неэффективен. После отсутствия на корабле в течение двух-трех недель матросы возвращаются иногда с восьмью – двенадцатью неграми.

Мы имели агентов в каждом рабовладельческом штате, а наши каботажные суда строились в Мэне и выходили оттуда груженные лесоматериалами. Я оставался на службе компании семь лет, пока не заболел лихорадкой и чуть не умер. По выздоровлении перевелся в другое учреждение на одном из островов (Ислас-де-ла-Баия) близ побережья Гондураса в Мексиканском заливе. Там располагались загон для рабов и ферма, куда свозились грузы в американских клиперах из загонов для рабов близ африканского мыса Месурадо. Негры высаживались под видом колонистов, и компания имела разрешения центральноамериканских властей.

Капитан, видимо, в самом деле находил особое удовольствие в том, чтобы избивать и мучить его. Среди других примеров бесцельного и ненужного варварства следует отметить, что капитан заставлял этого матроса глотать живых тараканов под страхом крайне жестокого избиения и прикладывания к его ранам солонины. Эту последнюю мучительную и унизительную альтернативу матрос часто предпочитал глотанию отвратительных тварей.

close
open